04:12 

Secret Santa: Iota-chan

FairyTailLive
Название: Добрый волшебник.
Автор: Belitruin
Персонажи: Лаксас|Громовержцы, гильдия на фоне.
Рейтинг: G
Тип: джен
Жанр: дженовый флафф, повседневность, постканон.
Размер: мини (~2300 слов)
Адресат: Iota-chan
Саммари: однажды под самый Новый год Лаксас получил от Макарова задание...
От автора: дух праздника витает в воздухе, так что и тематика фика праздничная. Надеюсь, заказчику понравится.
Пожелание заказчика «хотелось бы увидеть разницу поведения персонажей на людях и наедине» было ну очень буквально воспринято, автор просит прощения, но, опять-таки, надеется, что заказчику понравится.

Снег валился с неба крупными хлопьями, укрывая подоконники и крыши. Теплая Магнолия редко видела такие снегопады: обычно тут даже зимой сильных морозов и вьюг не бывало. За морозами и вьюгами надо было подниматься выше, в горы, здесь же обычно приходилось довольствоваться тоненьким слоем скрипящего под ботинками снега.
Лаксас подошел к окну. Во дворе гильдии его товарищи, впав в абсолютное детство, лепили снеговика и играли в снежки. В снеговике явно угадывались черты Макарова-гиганта: сейчас Венди, Люси и Лисанна тщательно ваяли ему усы из снега. На противоположной от них стороне двора развернулась настоящая снежная война: Грей против всех. Грей в снегу был как рыба в воде, и, несмотря на численное преимущество противника, сдаваться явно не собирался. Тем более, что с самого начала сражения было установлено правило «магию не применять». За его соблюдение отвечал, неожиданно, Фрид, которому очень хотелось поучаствовать – Лаксас хмыкнул, подумав о том, что при всей своей рациональности, тот весьма склонен к импульсивным поступкам, таким как, например, ввязаться в общегильдийскую драку – но который боялся получить по голове огнем и льдом последовательно. Поэтому он просто окружил весь двор своими запрещающими магию письменами и сейчас вместе с Бикслоу, Эльфманом и примкнувшим к ним Гаджилом защищал снежную крепость, где Грей прятался от доблестных воинов под предводительством Нацу.
– Ну так что, ты согласен? – спросил Макаров.
Лаксас с большим трудом отвлекся от зрелища забрасываемых огромными снежками авторства Эльфмана Нацу и Макса и обернулся.
– А у меня выбор есть, дед? Или откажусь, и ты меня снова, – он усмехнулся, – пинком из гильдии?
– Конечно, есть, – удивился Макаров. – Ты можешь отказаться. Тем более, я понимаю, что задание очень трудное, почти невыполнимое.
– На «слабо» взять пытаешься?
Макаров пожал плечами.
– Думай быстрее. Можешь Громовержцев своих в помощь взять.
– Я подумаю, – пообещал Лаксас. – Только ты, дед, мне скажи – почему я? Почему ты выбрал для этого задания именно меня? Почему не твои любимчики: Эрза, Мира, Нацу?
Макаров помолчал.
– Во-первых, Лаксас, ты мой внук. А во-вторых – я точно знаю, что ты справишься.

– Примерно такие же снегопады были в тот год, когда мы пропали на острове, – сказал Фрид.
Эвергрин ткнула его пальцем, продолжая обрабатывать царапины на лбу.
– Вроде умный, а дурак, – вздохнула она. – Кто ж о таком перед праздниками вспоминает? Хочешь всю атмосферу порушить?
– Вот она, твоя атмосфера, у меня на лбу… Ай, щиплет!
– Это тебе наказание за тупые разговоры.
– Это ты где? – полюбопытствовал Лаксас, переступая порог. Фрид приветственно поднял руку, Эвергрин обернулась и кивнула, а Бикслоу, не отрываясь от праздничного номера «Волшебника», щелкнул пальцами – и все его куклы устремились к Лаксасу, на ходу пища:
– Привет, привет!
– В снежном бою, – вздохнул Фрид, когда те немного угомонились. – Сначала меня уронил этот медведь Эльфман, а потом по мне пробежались. По ощущениям – вообще все, а Нацу так еще и попрыгал. А поскольку я лежал лицом в снег…
– Тебе просто не надо лезть в гильдейские драки, – задумчиво произнес Бикслоу, переворачивая страницу. – Каждый раз ведь огребаешь. То кулаком по роже, то толкнут тебя, то оттопчут… Ты слишком интеллигентный для них, во!
– Потому и лезу, – признался Фрид после паузы. – Мне хочется… почувствовать себя причастным, что ли.
– Слушайте, – Лаксас решил не тянуть Хэппи за хвост, а момент показался самым подходящим. – Мне дед тут предложил…
Когда он договорил, все молчали. Эвергрин даже забыла о вате и целебной настойке в своих руках.
– Лаксас, – осторожно спросил Фрид. – А с ним все нормально?
– Старик совсем из ума выжил? – Бикслоу был более прямолинеен.
– А почему ты? – поразилась Эвергрин. – Я хочу сказать… Есть же те, кто лучше подходит! Та же Мира! Почему ты?
– Откажись, – посоветовал Бикслоу. – Все же закончится, как обычно: ты распсихуешься, покроешь всех матом и свалишь. Ну не для тебя такое задание!
– Спасибо за безграничную веру в мои силы, друзья, – сказал Лаксас так ехидно, как мог.
Громовержцы переглянулись.
– Ты сильнее всех, – начал Фрид. – Но…
– Никаких «но»! – рявкнул Лаксас. – Я берусь за это! А вы все, – он обвел их суровым взглядом, – будете мне помогать!
То, что его взяли на «слабо», правда, куда тоньше, чем пытался это сделать дед, Лаксас понял только когда получил из рук донельзя довольного Макарова список.
Но отступать было уже некуда.

– Пс! Тихо!
Все замерли в снегу. Из ртов вырывался пар: становилось все холоднее. Если так пойдет и дальше, подумал Лаксас, в Новый год мы и носа на улицу высунуть не сможем. Если вообще не замерзнем раньше.
– Какого чер… – начала Эвергрин. Она, следуя своему стремлению везде и всегда выглядеть феей, нацепила коротенькую курточку и осенние полусапожки, и теперь даже отобранная у Лаксаса шуба не очень-то ей помогала. Последние пять минут Эвер нехорошо косилась в сторону пальто Фрида, но тот стойко держал оборону и пальто отдавать принципиально не желал.
– Кажется, кто-то идет.
– Тебе уже пятый раз это кажется! – взорвалась она. – Я тут околею!
– А я предупреждал тебя, что надо одеваться теплее. «Конечно, Фрид, оденусь», – ответила ты. И что?
– Ты зану…
– Да заткнетесь вы, или нет?!
Обычно одного такого окрика Лаксаса хватало, чтобы заставить их замереть и не дышать, но то ли идиотизм задания, то ли холод, то ли приближающийся праздник изрядно порушили их субординацию. Фрид фыркнул и отвернулся, Эвергрин продолжила еле слышно ворчать.
– Да где он?!
– Тут я, – с другой стороны подполз Бикслоу. – Я все сделал. Пришпилил ее на дверь, на уровне глаз. Не пропустит.
– Хорошо бы, а то мне иногда кажется, он читать не умеет, – ехидно сказал Фрид.
– Не язви, – велел Лаксас. – Тебя тогда не было в гильдии, но Эрза учила его читать. Практически при мне. Ну что, Бикслоу, молодец, управился, и никто нас не заметил. А теперь пошли. Нам еще деньги надо занести.
– Можно, я пойду домой? – прощелкала зубами Эвергрин.
– Нет. Нас все еще никто не должен видеть, твоя магия в критическом случае нам поможет.
Она горестно вздохнула.

Нацу стоял посреди гильдии, размахивал жареным куриным окорочком и вдохновенно вещал:
– И прикиньте! Выхожу я, значит – а там она! Висит прямо на дверях! – свободной рукой он достал из кармана смятую листовку с пришпиленной к ней страницей из книги. – Деревне в горах нужен волшебник для того, чтобы монстров извести! А тут, – он показал на страницу, – написано, что в этой деревне некогда существовал культ служителей огненного дракона! И что особенно рьяные его приверженцы утверждали, что видели этого дракона и говорили с ним! Это же ниточка к Игнилу! А через него и к Металликане с Грандиной! Пойдете со мной? – он перевел горящий взгляд с Венди на Гаджила.
– Но кто мог ее принести? – удивилась Лисанна.
– Да это не последняя странность, – сидящая рядом Люси задумчиво поболтала ложечкой в чашке с чаем. – Кто-то заплатил за мою квартиру. На три месяца вперед. И записку у хозяйки оставил. «Подарок от друзей». Кто бы это мог быть? Нацу, это не ты?
– Не, я сам на мели.
Лаксас свирепо посмотрел на Фрида. «Подарок от друзей», надо же! Просил же что-то нейтральное написать, без ссылок на гильдию!
– Да кому вы нужны? – вслух спросил он. – Отдавать вам перспективные задания, платить за вас… Мне тоже хотелось бы посмотреть на этого идиота.
– Сам ты идиот, Лаксас! – возмутилась стоящая за стойкой Мира. – У них есть друзья, разве это не прекрасно? А ты… только я начинаю думать, что ты стал нормальным, как ты выдаешь что-то такое!
Он фыркнул.
– Я все еще считаю, что тратить время, силы и заработанные деньги для того, чтобы сделать им такие сюрпризы – это высочайший идиотизм.
– Тебе-то, небось, никто подарка не сделает! – огрызнулся Нацу.
Лаксас пожал плечами с как можно более равнодушным видом.

– А Эльфману надо Эвер под дверь подбросить. Перевязанную розовой ленточкой.
– Заткнись!
– …И лучше, чтобы кроме этой розовой ленточки…
– Лаксас, пусть он заткнется, иначе я его в статую превращу!
– Бикслоу, заткнись.
Тот дурашливо-грустно вздохнул и понурился.
– Как прикажешь. Так что Штраусам понесем?
– Фотоальбом, – тихо сказал доселе молчавший Фрид. – Я покопался в гильдейской библиотеке, там очень много фото их троих. А учитывая, как они любят и ценят свою семью…
Лаксас хлопнул его по плечу и сделал пометку в списке.
– А что насчет Венди? Идея с драконами уже выработана…
– Ну, у нее, по крайней мере, есть другие интересы, кроме «Игнииииииил!» – забыв о приказе молчать, сказал Бикслоу.
Лаксас взял перо и приготовился записывать.

– Похоже, у нас в гильдии завелся добрый новогодний волшебник, – с улыбкой сказала Мира и обвела друзей радостным взглядом.
Деятельность этого самого доброго новогоднего волшебника бурно обсуждали за всеми столиками. Джет и Дрой готовили на него засаду, вслух оттачивая подробности плана и не обращая никакого внимания на отирающуюся рядом Эвергрин. Венди радостно демонстрировала всем и каждому красочный учебник медицины, открывая его на все более и более натуралистичных картинках – так что разделять ее радость охотников не было. Кана размахивала фигурной бутылкой:
– Да я в жизни такого не видела, не то, что не пила! Элитный коньяк, сорокалетней выдержки, такой только аристократы на праздники открывают! Да я его буду по наперстку весь год смаковать!
– Да, у этого вашего доброго волшебника точно беда с мозгами, – не удержался Лаксас. – Дарить такой алкоголь такой бездонной яме, как ты!
– А ты что получил? – деловито поинтересовалась Кана.
Лаксас фыркнул и поправил наушники.
– Как будто мне оно надо. Я в подачках не нуждаюсь.
Кана покачала головой:
– Это всего лишь свидетельствует о том, что даже добрый волшебник тебя другом не считает. Лаксас, будь проще, и тогда люди к тебе потянутся, а так тебе только и остается, что злиться в стороне.
– Я не злюсь! – начал выходить из себя он.
– Ты прямо сейчас злишься.
– Кстати, – тихо произнесла Мира. – А ведь никто из Громовержцев сюрпризов не получил, не только Лаксас.
На секунду среди тех, кто услышал ее слова, повисла тишина, потом Лисанна протянула:
– Ну да, это странно… Но может, до них просто очередь не дошла?
– Дошла, дошла! – крикнула Эвергрин, вспугнув Джета и Дроя.
– Мы просто не рассказывали, – фыркнул Бикслоу.
– Я новую шпагу получил, – Фрид показал на свой бок, и Лаксас заметил, что у него действительно новая шпага. Когда и где он ее поменял, из памяти ускользало, но с размышлениями в эту секунду вообще было неважно: хотелось найти деда и дать ему по роже. Повод был более чем весомый: они вместе упустили такой важный момент – Громовержцев. Лаксас ведь подписался на это добровольно (ну ладно, наполовину добровольно), а вот их помогать заставил уже он. И то, что те в итоге оказывались без подарков, было нечестно и попахивало тем самым искореняемым дедом неравенством.
– А я вазон! – Эвергрин улыбнулась. – Селекционированную пятнистую фиалку, красивую…
– А я – годичный запас лака для кукол, – похвалился Бикслоу. – Теперь, если их ранят в бою…
– А, тогда все честно, – расслабилась Лисанна. – А я уж подумала, что вы и есть те самые добрые волшебники. Глупо, конечно, но мне на секунду показалось…
– Да конечно, – заржал Лаксас. – Пока они слушаются меня, такой фигни у нас в команде не будет!
Мира посмотрела на него – как ему показалось, с жалостью.

В доме пахло хвоей. В последние годы в Фиоре зарождался новый обычай: на новый год украшать любое стоявшее под окном дерево игрушками и лентами как символ того возрождения, которое непременно придет с новым годом. Эвергрин пошла дальше: мало того, что чахлую яблоню во дворе увешала всем, что попалось под руку, так еще и сам дом украсила – например, натаскав еловых веток и расставив в вазах по углам.
– Ай! – Фрид отдернул палец от ножа и сунул в рот. Готовка была на нем, покупка алкоголя – на Лаксасе, уборка – на Бикслоу с его «детками», и, судя по тому, как в гостиной что-то шумно грохнулось, у него дело шло ровно как и было ожидаемо.
– Откуда шпага, кстати? – поинтересовался Лаксас, облокачиваясь на кухонную тумбу рядом.
Фрид заговорил – не вынимая пальца изо рта и поэтому невнятно.
– Купил на ярмарке мастеров в начале декабря. У нее волшебная сердцевина, поэтому она идеальный проводник для рун. Шикарная вещь за бесценок досталась.
Лаксас не успел ответить: в дверях появился Бикслоу, с ног до головы покрытый пылью.
– Ты когда-нибудь под диваном подметаешь?
– Никогда, – ответил Лаксас.
– И, кстати, почему мы празднуем здесь, вчетвером, а не в гильдии, толпой?
Лаксас пожал плечами:
– Я никого не держу, можете идти.
Фрид вынул палец изо рта, придирчиво осмотрел небольшой порез и решил, что и такая медицинская помощь сойдет.
– Не говори глупостей, Лаксас. Мы тебя не бросим. Мы и так слишком долго пробыли без тебя, а Громовержцы без Лаксаса – вообще никакие не Громовержцы. Так что теперь всюду только вместе.
– Да и веселее вчетвером, – поддержал его Бикслоу. – Я же спросил так… в принципе…
– Отойди, – мимо него в кухню протиснулась Эвергрин, неся в руках целый букет еловых лап. – О чем разговор?
– Лаксас гонит нас в гильдию праздновать, – наябедничал Бикслоу.
– Я гоню? – возмутился Лаксас. – Ты первый об этом заговорил!
Эвер разложила ветки по подоконнику и обернулась.
– Выпейте пива на брудершафт и помиритесь. Какая разница, что кто кому сказал? Мы же не пойдем в гильдию, и это все знают. Зато гильдия может явиться сюда.
– В смысле, – Фрид обернулся к ней, опасно взмахнув ножом в воздухе. Лаксасу этот пируэт очень не понравился, и он поспешил отобрать у своего «умника» нож – пока тот еще кого-то не порезал. – Что ты имеешь в виду?
– Они ж за коллективизм, – Эвер пожала плечами. – К тому же некоторые подозревают Лаксаса. Насчет подарков, я имею в виду.
– Это, наверное, те, кто меня пока плохо знают, – фыркнул тот.
– Или те, кто верят, что после изгнания ты изменился, – предположил Фрид. – Нет, ты правда изменился. Стал не таким… резким, что ли. Терпимее и спокойнее. Но почему-то показываешь это меньше, чем мог бы. Ты боишься, что ли, что тебя сочтут размякшим?
– Я боюсь?!
– А теперь ты злишься, – спокойно сказала Эвер. – Фрид, конечно, выражается как Фрид, но он дело говорит. Почему бы тебе не признаться?
Лаксас вдохнул, выдохнул, досчитал до десяти и, только окончательно успокоившись, ответил:
– Потому что нечего им всем знать. Только вы – достаточно близкие друзья, чтобы копаться у меня в личности.
– Друзья, – отметил Бикслоу. – А раньше, до Фантазии, ты нас так не называл.
– Не бесите меня, а то я превращусь в бывшего Лаксаса и напомню вам, почему вы меня боялись!
– В честь нового года, Лаксас, открою секрет, – Эвергрин хихикнула. – Мы никогда тебя не боялись. Ты ж милый, как плюшевая игрушка. Где-то глубоко в душе.
Лаксас сдержался от желания приложить ее молнией, взял со стола купленную к праздничному столу упаковку печенья и запустил в Эвергрин. Та со смехом увернулась.
В соседних домах зажигались огни, люди вовсю готовились к празднику. В доме Лаксаса Лаксас бросал в Эвер всем, что попадалось ему под руку, Бикслоу ржал, Фрид пытался готовить, а сама Эвергрин пряталась за диванами и занавесками.
А в сугробе около калитки выжидали удобного момента Эрза с Мирой со свертками в руках…

@темы: Secret Santa

URL
Комментарии
2014-01-03 в 08:41 

Ishytori
Музыковедьма
Прелесть какая *________* Автор, вы просто мимими-молодец *__*Фик шикарен *_____________*

2014-01-08 в 04:49 

FairyTailLive
Iota-chan, Ваш Секретный Санта раскрыт - это Belitruin!

URL
2014-01-09 в 20:22 

Belitruin
Афина была богиней мудрости и поэтому вечно шлялась с какими-то героями (с)
Ishytori, спасибо, рада, что тебе понравилось) Флафф про Лаксаса - не самое простое дело)))

   

Fairy Tail Live

главная